Всеволод САХАРОВ

У НАС БЫЛА АКАДЕМИЯ НАУК

В августе 2005 года я, доктор филологических наук и ведущий научный сотрудник РАН, поместил в «Литературной газете» статью «У нас была великая литература…» о положении дел в нашей академической гуманитарной науке. Одновременно выставил ее в ИНТЕРНЕТе. Поглядите на счетчик: только в сети статью прочитали и читают сотни и сотни людей, о ней заговорили на форумах.

Некоторым моим коллегам, особенно старшим, она явно не понравилась (особенно предложения всем сотрудникам РАН в 70 лет уходить с руководящих постов и из ученых советов институтов и ограничить законодательно пребывание в штате РАН 75 годами для всех, в том числе академиков и членкоров), но публично мне никто не возразил, хотя после моей статьи ученый совет моего института, средний возраст почтенных членов которого приближается к упомянутой выше цифре, аккуратно меня «прокатил» при выдвижении на очередных академических выборах, а в упомянутом в ней Российском гуманитарном научном фонде мне без объяснений отказали в финансировании издания моей плановой монографии, причем это решение одобрили все мои коллеги по институту – члены экспертного совета РГНФ. Но я давно уже не удивляюсь этим «подковерным» играм.

В 2006 году эта статья, казалось бы, стала ненужной: согласно некой ранее, в конце 2005 года, тайно разосланной директорам институтов и научных центров с резолюцией «представить в течение месяца свои соображения» «Программе модернизации структуры, функций и механизмов финансирования РАН и других академий» (с которой тогда научную общественность так и не сочли нужным хотя бы официально ознакомить, текст ее, я впрочем, имел) РАН сделали (президент академии подписал эту программу на ему одному известных условиях без ведома и согласия Общего собрания РАН и даже без официального о том объявления) государственной академией, лишив ее остатков былой независимости «золотой» эпохи Курчатова и Берии. Но возрастной ценз в угоду немолодому руководству РАН был фактически отменен (документа, впрочем, никто не видел), и все свелось к массовым продолжающимся сокращениям (убрали и убирают, конечно, всех неудобных и беззащитных, все «незаменимые» остались на своих местах и вздохнули свободно) и формализации сохраненных «сверху» зияющих недостатков и «родимых пятен» выстаревшейся «сталинской» академии.

Это привело к смешным казусам: ведь наши очень дорогие (сравните все многолетние затраты на их содержание и частые зарубежные поездки с их же реальным вкладом в науку и экономику) академики и членкоры по сильно хромающей аналогии с французской Академией «бессмертные», т.е. обладают своими званиями, соответствующими окладами и прочими благами пожизненно. Так же они смотрят (хотя одно из другого отнюдь не вытекает) и на свои высокие по рангу, окладам, привилегиям и, главное, дополнительным доходам (зарубежные и отечественные гранты, премии, чтение лекций и профессорство за границей и т.п.) должности, хотя в эту «пожизненную» должность в основном не ходят, особенно с годами (а это в РАН понятие растяжимое), приезжают туда на положенной им черной академической «Волге» лишь изредка, дать «ценные» указания и подписать «важные» бумаги. А это уже не академия наук, а академический санаторий «Узкое».

От одного из них, на поверку оказавшегося неспособным руководить обычным государственным учреждением с постоянной явкой в должность и ежедневным принятием решений, мы недавно услышали замечательную фразу: «Не надо ничего менять». Ну, это-то понятно… Попробуйте кого-либо из них попросить выйти на пенсию по очевидной старости и недееспособности – поднимется страшный крик возмущения, достанут все регалии и дипломы, дойдут до международного суда в Страсбурге и Гааге.

Но ведь теперь все они – обычные госслужащие, подчиняются Трудовому кодексу РФ, а там таких «французских» привилегий нет и быть не может по определению. Представьте себе, дорогой читатель, «бессмертного» местного главбуха в своей конторе или заслуженного пожизненного сантехника дядю Васю в ЖЭКе – уже смешно… О чувствах стремительно стареющей и редеющей (ведь таким хитрым образом ее выталкивают за рубеж, а потом демагогически упрекают в погоне за длинным баксом и отсутствии патриотизма) научной молодежи, все пути которой опять на десятилетие перекрыты «бессмертными» и «незаменимыми», предпочитаю не говорить.

Обратите внимание и на очевидную, юридически нелепую несправедливость: доктора и кандидаты наук, профессоры и доценты у нас – почему-то не «бессмертные», они получают положенные по закону надбавки за звания, степени и должности не пожизненно, а лишь на время пребывания в штате соответствующих учебных и научно-исследовательских учреждений. Чем они хуже таких же госслужащих – академиков и членкоров? А точнее – чем те лучше? За какие особые заслуги и каким Зевесом им даровано столь сомнительное «бессмертие»? По чину ли берут самоуверенные и некомпетентные «реформаторы» РАН, сознательно нарушая закон, правила ВАКа (нету там никаких академиков и членкоров) и стандартный статус госучреждения, где нету и быть не может никакого Общего собрания, выдающего своим сотрудникам пожизненно (!?) отсутствующие в законе, госстандарте, правилах и перечнях ВАКа ученые звания и титулы и высокие оклады?

Ведь даже официально узаконив звания академиков и членкоров в только готовящемся уставе РАН (кстати, это означает, что существующие ныне ее Общее собрание и ученые советы институтов неправомочны, нельзя без соответствующих документов проводить и переаттестацию, которой нас пугают) и даже волево введя их в правила ВАКа, государству юридически и этически (понимаю, впрочем, что второй «параметр» у нашей власти просто отсутствует, а первый ее мало волнует) трудновато будет назначать им за эти звания пожизненные высокие оклады. Где закон, соответствующие статьи Трудового кодекса, финансовые обоснования, строка бюджета, прецеденты? Их нету.

Раз нету прежней РАН, не действует ее устав, неправомочны избранное в старой академии на основе исчезнувшего устава Общее собрание (а это все так и оказалось после принятия новой редакции закона о науке) и ученые советы институтов, то возникает простой, как грабли, вопрос: а легитимны ли сегодня в своих званиях академики и членкоры прежней РАН, будут ли их звания и, главное, «бессмертные» привилегии (т.е. пожизненные высокие оклады за звание) признаны законными в новой государственной академии?

Нет, милые мои, это не само собой разумеется и не может быть сделано «автоматом» по указке сверху, это вам не советские времена. Любой юрист скажет вам, что сначала надо разработать на основе Трудового кодекса РФ и правил ВАКа и утвердить в правительстве новый устав и другие правовые документы новой государственной академии, провести на их основе выборы в новые научные советы и потом в новое Общее собрание, а уж оно на основании директивных «рекомендаций» правительства и новых нормативов и документов выдвинет новых кандидатов в академики и членкоры и проведет соответствующие выборы. Раз вам давно не соответствующие новым скудным условиям существования и самому уровню нашей науки, чисто декоративные звания так уж нужны и если они в новом уставе будут.

К тому же теперь за сильно сузившимися (а это только начало) пределами РАН звания и титулы ее академиков и членкоров не только не будут признаваться юридически, но и не будут пользоваться прежним, за позорное последнее десятилетие иждивенчества и сервилизма с чаепитиями весьма увядшим, впрочем, уважением. Ибо всем известно, что согласно вышеупомянутой программе не только президент РАН назначается, но и академики и членкоры будут выдвигаться (читай: назначаться) правительством, им же определяются их число, оклады и привилегии. Общее собрание «новой» РАН, как и услужливая Дума, будет лишь штамповать эти директивные решения власти. А кто платит, тот и заказывает музыку. Это уже будет еще один гимн Александрова-Михалкова. Но не бодрый, а печальный, сбивающийся на известный марш. Прощай, РАН!

Один лишь этот пример красноречиво свидетельствует о зияющих прорехах поспешной реформы РАН по юридически и организационно неподготовленной, не обсужденной в научной среде «Программе модернизации академий». Ясно, что реформа эта чисто административная, проведена организационно и финансово худосочным, некомпетентным в делах РАН и науки учреждением (со времен Петра I и Ломоносова наукой у нас занималась Императорская, а потом сталинская академия, а не министерство образования) волево и «сверху» в интересах академической номенклатуры, которая у нас давно уже существует отдельно от реальной науки. А власти академическая наука, кроме любимой прикладной «оборонки», не нужна.

Конечно, все это можно возмущенно отрицать или привычно замалчивать, однако очередные административные «грабли» уже наспех изготовлены по «понятиям» нахрапистого питерского «менеджмента» и выложены на путях отечественной науки. Скоро власть и «реформированная» на тормозах РАН на них наступят… А пока все замечания и предложения моей статьи 2005 года остаются в силе.

© Vsevolod Sakharov . All rights reserved.


На главную страницу