Всеволод САХАРОВ

«Евгений Онегин» Пушкина: даль свободного романа

Роман в стихах Пушкина «Евгений Онегин» - не только самое известное, но и ключевое, важное для понимания его творческой личности и литературного пути произведение. Поэт начал писать его весной 1823 года в Кишинёве, завершил же роман в Болдине удивительно плодотворной и счастливой для Пушкина осенью 1830 года. В знаменательный «лицейский» день 19 октября поэт сжёг рукопись опасной десятой главы. И продолжал работу над книгой. В октябре 1831 года им создано «Письмо Онегина Татьяне».

То есть пушкинский роман писался и печатался отдельными главами на протяжении важных и трудных для поэта семи лет, но «Евгений Онегин» читается с лёгкостью и увлечением, весел и занимателен, это светлая, добрая, человечная книга, поныне любимая читателями всех возрастов. В ней русскому читателю наглядно преподаны важные нравственные уроки. «Читая Онегина, мы впервые учились наблюдать и понимать житейские явления, формулировать свои неясные чувства, разбираться в беспорядочных порывах и стремлениях. Это был для нас первый житейский учебник», - вспоминал историк В.О.Ключевский.

Жалели наивного юного поэта Ленского, восхищались мужественным Онегиным и осуждали его за убийство друга и отвергнутую любовь милой сельской барышни, сопереживали простым и сильным чувствам влюблённой Татьяны, смело высказанным в её знаменитом письме, перечитывали послание ей Онегина, этот запоздалый страстный ответ, внезапное прозрение и раскаяние. Герои романа Пушкина навсегда остались для русских читателей живыми, близкими людьми, чьи образы и судьбы волновали, заставляли мыслить. Это этапная книга, вобравшая в себя лучшее из «Руслана и Людмилы», «южных» романтических поэм, лирики, всех творческих открытий и достижений поэта, его дневник, элегические воспоминания о мятежной счастливой молодости, друзьях (вплоть до декабристов в десятой главе, с которыми должны были быть связаны сам ссыльный Пушкин и его приятель Онегин), возлюбленных, юных надеждах и неизбежных разочарованиях: «Исчезло счастье юных лет».

Вдохновенный, весёлый и откровенный разговор автора с читателем удивительно свободен, ничто не сковывает поэта. Автор становится главным действующим лицом своего романа в стихах, его режиссером и дирижёром. Он с лёгкостью переходит от судьбы героев к собственным рассуждениям и воспоминаниям, иногда спокойно обрывает свой рассказ, по разным, не только цензурным соображениям выбрасывает целые главы и важные эпизоды (например, бичующий грубого тирана Аракчеева рассказ о посещении Онегиным нижегородских военных поселений) и даже сам роман намеренно оставляет незавершённым, и лишь потом читатель понимает, что пушкинская книга внутренне закончена.

Персонажи в «Евгении Онегине» вымышленные и реально существовавшие, авторский добрый юмор и искренние признания соединяются с грибоедовской силы сатирой на столичное и провинциальное дворянство, острейшим политическим памфлетом крамольной десятой главы и печальными поминками по ушедшим и опальным друзьям, лирикой и элегией:

Прошла любовь, явилась муза,

И прояснился тёмный ум.

Свободен, вновь ищу союза

Волшебных звуков, чувств и дум…

Мы видим здесь Пушкина в непрестанном движении, «живом и постоянном» творческом труде; вослед поэту стремительно движется, продумано развивается и его повествование в стихах. Вместе с романом автор пришёл от бурной и мятежной молодости к зрелости.

Бегут, меняясь, наши лета,

Меняя всё, меняя нас, -

говорил потом Пушкин и запечатлел в стройных и ёмких строфах «Евгения Онегина» большие и малые перемены в себе самом, русской жизни, русских людях, тогдашней литературе, показав эти этапные, переходные семь лет как важную для всех, а не только для автора, историческую эпоху. И сказал: «В наше время под словом роман разумеем историческую эпоху, развитую в вымышленном повествовании».

И потому пушкинский роман в стихах не только лирический дневник автора-поэта. Это развёрнутый рассказ великого русского писателя о реальной русской жизни, о его времени и современниках. Чувство реального времени, чувство истории важно для поэта, он писал в примечаниях: «Смеем уверить, что в нашем романе время расчислено по календарю». Здесь в пушкинском повествовании ощутима определённая историческая дистанция: напомним, что Онегин и Ленский встретились в 1820 году, а роман о них завершён через десять лет в Болдино.

Такая панорамная хроника коренных изменений в русских людях и их бытии неизбежно должна была стать исторической. И уже поэтому она не вмещалась в «пёстрые строфы романтической поэмы» и судьбы персонажей этой поэмы, не стала одним «собраньем пёстрых глав» и «рассказом несвязным», а могла принять только форму романа. Но Пушкин создает особую гибкую и вместительную художественную форму для идей и героев своего времени – роман в стихах:

И даль свободного романа

Я сквозь магический кристалл

Ещё не ясно различал.

Главы романа действительно «пёстрые», то есть очень разные, но они продуманно подобраны и соединены в единый связный рассказ, подчинены заранее разработанной «форме плана». В лирических отступлениях, недомолвках, оборванном повествовании есть внутренняя художественная целостность и завершённость. Автор рассказывает об исторической эпохе и отбирает события, детали, картины, характеры.

Поэт ценит в избранной им жанровой форме исторического повествования именно свободу, а её дают вольное поэтическое слово («Не должно мешать свободе нашего богатого и прекрасного языка») и вдохновение, живое и быстрое описание, возможность развёрнутого авторского лирического высказывания, сама знаменитая «онегинская строфа», ёмкая, состоящая из четырнадцати рифмованных строк и позволяющая автору высказать свою мысль в ней полностью и в следующей строфе говорить уже о другом. Каждая глава «Евгения Онегина» движима продуманным сцеплением таких завершённых строф, каждая из которых в свою очередь является маленькой поэмой или подглавой. В отличие от романтической поэмы, роман в стихах позволяет соединить высокую поэзию с прозой жизни, вводить в состав действующих лиц сатирические портреты-шаржи, характеры людей самых обычных, пылкую романтическую любовь и прозаическую повседневность с её заботами.

«Лета к суровой прозе клонят», - говорил Пушкин, и его «Евгений Онегин» создан на этом пути – от «южных» романтических поэм и элегий к прозаическому повествованию «Повестей Белкина», «Дубровского», «Пиковой дамы» и «Капитанской дочки». Развёрнутые авторские отступления, предисловия к главам и краткие, но содержательные примечания раздвигают внутреннее пространство пушкинского романа в стихах. Незавершённое путешествие Онегина и зашифрованная, сожжённая автором, лишь в обрывках сохранившаяся крамольная десятая глава о декабристах - не простое приложение к основному тексту, они – часть художественного целого, также дополняют и комментируют рассказ автора. Издаваемые отдельно главы, соединяясь и подвергаясь постоянным авторским исправлениям, образуют новый целостный текст «свободного романа».

Напомним, что «Евгений Онегин» принадлежит к занимательной и поучительной «литературе путешествий» (здесь предшественниками Пушкина были Фонвизин, Радищев и Карамзин, а следовали ему Лермонтов в «Герое нашего времени» и Гоголь в «Мёртвых душах»), вместе с автором, главным героем и другими персонажами читатели путешествуют по всей России, от Петербурга и Москвы до Одессы и Кавказа. В авторских отступлениях разъяснены и оценены все эти жизненные уклады, образы и перемены. Рождается целая галерея русских портретов. Ощутимо бескрайнее пространство страны, русская география. Так меняющимся в дороге образом главного героя, его движущимся мировосприятием и авторской точкой зрения объединяются губернии, города, усадьбы и люди. Ведь согласно первоначальному пушкинскому замыслу Онегин должен был или погибнуть на Кавказе, или примкнуть к декабристам, о чём Пушкин намеревался сказать в десятой главе.

Это путь странствий и духовных исканий, встреч и прощаний, открытий и разочарований, путь не только Онегина, но и самого Пушкина. Рождается художественная «энциклопедия русской жизни» (Белинский). Центр же романной композиции «Евгения Онегина» – русская деревня, народное начало, дворянское гнездо, колыбель классической культуры, откуда всё выходит и куда всё возвращается. Только там, в Михайловском и Болдино, этот роман и мог быть написан. Поэт в «Путешествии Онегина» рядом с южной экзотикой рисует русские сельские пейзажи, далёкие от яркой живописи его «южных» поэм:

Люблю песчаный косогор,

Перед избушкой две рябины,

Калитку, сломанный забор,

На небе серенькие тучи,

Перед гумном соломы кучи –

Да пруд под сенью ив густых,

Раздолье уток молодых;

Теперь мила мне балалайка

Да пьяный топот трепака

Перед порогом кабака.

Мой идеал теперь – хозяйка,

Мои желания – покой,

Да щей горшок, да сам большой.

Конечно, авторский идеал на самом деле не таков, здесь ясно слышна ирония, но пушкинский роман в стихах уже вмещает в себя и «прозаический», «низкий» реализм, на фоне таких привычных картин романтики Ленский и Онегин выглядели совсем иначе: «Другие дни, другие сны». Они оказались в реальной России, и их судьбы и личности стали понятнее, раскрылись и были оценены с новой авторской точки зрения. Слова Пушкина «даль свободного романа» вполне объясняют то очевидное обстоятельство, что книга намеренно не завершена автором, финал её – «открытый», судьбы Онегина, Татьяны и других персонажей продолжаются и за пределами романа:

Покамест твой Онегин жив,

Роман не кончен…

Так говорили Пушкину друзья, советуя писать новые главы об основных персонажах и развить огромный успех романа в стихах у читателей. Но, несмотря на внешнюю поэтическую вольность в изложении сюжета, фрагментарность и кажущуюся незавершённость «Евгений Онегин» окончен, автор высказал в этой семь лет писавшейся книге всё, что хотел, роман завершён внутренне. Об этом же говорит и последовательная, соответствующая романному сюжету эволюция главных героев, их характеров.

Герои романа, их судьбы

Пространство пушкинского романа в стихах заселено множеством персонажей, от императора Александра I до крепостной старушки-няни. Таков избранный автором путь к «энциклопедии русской жизни». Здесь есть карикатуры и шаржи, мастерские этюды, второстепенные лица. Но в центре книги и читательского внимания – три разработанных и движущихся характера, Татьяна Ларина, Евгений Онегин и Владимир Ленский. Их встреча помогла Пушкину найти и высказать главную идею романа.

С годами менялся сам поэт, менялись и его мнения о своих героях. Поэтому важны драматургия пушкинского многолетнего рассказа, столкновение персонажей, их взаимоотношения и развитие характеров. В своё время поэт Вяч.Иванов заметил, что это особенность именно романного мышления: «Поэт не ограничивается обрисовкой своих действующих лиц на широком фоне городской и деревенской, великосветской и мелкопоместной России, но изображает (что возможно только в романе) и постепенное развитие их характеров, внутренние перемены, в них совершающиеся с течением событий». К тому же Пушкин из этих трёх главных героев продуманно составил две пары – Онегин и Ленский, Татьяна и Онегин.

Главным героем той эпохи стал молодой романтик, и он должен был занять в пушкинском романе-энциклопедии главное место. Но романтизм в свою очередь делился на два направления, две школы – мятежную и мрачноватую поэзию Байрона и его русских подражателей и светлую и мечтательную «немецкую» лирику, главным представителем которой у нас был поэт и переводчик Жуковский. И если решительный, опытный и скептический эгоист Онегин представлял первую школу, был русским байронистом и сочувствовал декабристам, то мечтательный, наивный и доверчивый поэт Владимир Ленский, немецкий студент и элегический лирик, стал символом сентиментального романтизма Жуковского, в нём отобразились «шиллеровские» черты В.Кюхельбекера и Н.Языкова, молодых поэтов и друзей Пушкина. В одном романтике возобладала модная разочарованность, другому присуща восторженность. Важно и то, что Ленский моложе Онегина, это объясняет их внезапную горячую дружбу и последовавшее трагическое столкновение, завершившееся гибелью юного поэта. «Он сердцем милый был невежда», - сказал о своём герое Пушкин. О скептическом и многоопытном Онегине этого не скажешь.

Владимир Ленский – не только лирик, писавший романтические элегии в стиле Жуковского, отразившие жизнь чувствительного сердца, движения молодой души, идеальную любовь к Ольге. Пушкин уверенно называет его «поклонником славы и свободы», упоминает о его «вольнолюбивых мечтах». В черновиках романа немецкий студент Ленский назван «крикуном, мятежником и поэтом», то есть в своём вольном университете он громко произносит революционные речи и публично читает вольнолюбивые стихи. И в то же время он богат, владеет большим имением и крепостными. Они с Онегиным увлечённо беседуют не только о литературе, но и о текущей политике, судьбах царей и народов, о философских проблемах. То есть это обычные темы дружеских разговоров либеральной дворянской молодежи той эпохи. Напомним, что действие этой главы романа приурочено автором к 1820 году. До декабристского заговора ещё далеко.

Поэту Ленскому присущи все характерные черты романтика элегической школы: пылкость, мечтательность, наивность, молодая доверчивость, вечная влюблённость. В согласии с заветами немецкого стихотворца Шиллера и нашего Жуковского восторженная душа восемнадцатилетнего юноши высказалась в его лирических стихах и поэмах. Пушкин подробно описал его поэтическое творчество: это в основном полные любовного жара элегии и послания, «отрывки северных поэм» и песни. В них звучат «сердца исповедь» и «доверчивая совесть». Сама любовь восторженного поэта к Ольге романтична и возвышенна, он робко и нежно любит какую-то придуманную им идеальную деву, а не реальную весёлую и круглолицую уездную барышню из патриархального помещичьего семейства Лариных. Эти наивность, ревнивая пылкость и обидчивость и привели Ленского к роковой дуэли, накануне которой он читает стихи Шиллера.

Не случайно Пушкин характеризует Ленского, рассказывая о его творчестве. Таких романтиков тогда было много, таков был и юный поэт и студент немецкого университета Николай Языков, у которого автор романа взял многие черты и даже стихотворения. Глубина и искренность чувства, несомненный поэтический дар могли сделать Ленского известным поэтом. Не случайно автор подарил своему герою собственную замечательную элегию, взятую у Жуковского и ставшую знаменитой оперной арией.

Но Пушкин, уже зная о разочаровании многих своих знакомых в романтизме и либерализме после поражения декабристского восстания (глава эта написана в Михайловском в 1826 году), заговорил и о возможном духовном перерождении, превращении пылкого и возвышенного молодого поэта в простого растолстевшего помещика в стёганом халате, женатого, охладевшего душою и живущего, как все (см. главу 6, строфу XXXVIII-XXXIX). Эти точно намеченные поэтом варианты судьбы показывают нам романтика Ленского как живого, реального человека, типический характер, одного из главных персонажей в пушкинской «энциклопедии русской жизни».

Центральной фигурой «Евгения Онегина» был с самого начала молодой дворянин, чьё имя стало названием пушкинского романа. Очевидны огромное и постоянное авторское внимание к нему, продуманная в своей последовательности характеристика, рассказ о детстве, отрочестве и юности, описание его характера, мира идей, быта, увлечений и развлечений. Пушкин следит за датами, за хронологией образа Онегина: герой его родился в 1795 году, во время встречи в деревне с Ленским и Татьяной ему двадцать пять лет и т.д. Очевидно, что Евгений происходит от героев романтических поэм Байрона (портрет великого английского романтика любопытная Татьяна видит в деревенском кабинете Онегина) и самого Пушкина и особенно близок к разочарованному Пленнику («Кавказский пленник») и могучему, преступному и своевольному Алеко («Цыганы»).

Однако Евгений Онегин – не красочный романтический злодей или мрачный мятежник и мститель, он, прежде всего обычный русский человек, отнюдь не гений, но умный образованный молодой дворянин и житель Петербурга, современник и приятель Пушкина, то есть типический характер в типических обстоятельствах, порождение данной исторической эпохи, реальной русской действительности, представитель своего поколения.

В портрете героя-романтика явственно ощутимы авторская ирония и критика, Онегин показан изнутри (несмотря на уверения Пушкина, в его любимом персонаже есть немалая доля автобиографизма), но и со стороны, глазами, прежде всего автора романа, а также соседей-помещиков, Ленского, Татьяны. Здесь во взгляде Пушкина на Евгения ощущается всё та же историческая дистанция, подводятся предварительные итоги романтизма и байронизма, дана их первая художественная оценка (эту работу завершил Лермонтов). Герой тоже показан в развитии, как и положено в романе. Автор уверяет читателей, что после разочарования во всех модных масках и напускном байронизме Онегин просто явится перед нами добрым малым, «как вы да я, как целый свет».

Потому так важны для Пушкина даты и приметы времени. Речь идёт о конкретном поколении русских дворян, об их исторической судьбе. «Евгений Онегин» следует за «Горем от ума». В движении времени охладелые душой и «преданные безделью» Онегины сменили пылких и наивных Чацких (не случайно эта фамилия встречается в пушкинском романе), которые жаждали жизненного дела, хотели перемен, смело вступили в конфликт со старшими поколениями и «властью роковой», но испытали потом всю жестокую тяжесть давления косной российской действительности. Из массы Чацких выделилось затем радикальное крыло – романтические декабристы. Но разочарование и бездеятельность Онегиных вовсе не следствие разгрома восстания 1825 года. Ведь действие романа в основном происходит до этого события, и либерал Евгений так к декабристам и не присоединяется, хотя о его близости к ним и ссыльному Пушкину должно было говориться в десятой главе.

Всё дело в том, что молодые пылкие Чацкие встретили нарастающее сопротивление, но не власти и Фамусовых, а самой русской действительности, не принявшей их красивые и правильные передовые идеи. Стало ясно, что сделать ничего нельзя, и кто-то сразу решил, что делать ничего не надо. Разрушилась молодая наивная вера в скорые и быстрые реформы, способные усовершенствовать эту тяжёлую, неповоротливую действительность до желанных цивилизованных европейских форм. У многих просто руки опустились, и началась знаменитая онегинская хандра: «Это была полная нравственная растерянность, выражавшаяся в одном правиле: ничего сделать нельзя и не нужно делать. Поэтическим олицетворением этой растерянности и явился Евгений Онегин» (В.О.Ключевский).

Декабристы, составлявшие в обществе деятельное меньшинство, выбрали привычный для военного русского дворянства путь заговора и мятежа. Многочисленные Онегины растерялись и стали бездельничать, критиковать в своём либеральном кругу всё и всех, писать жёлчные эпиграммы, увлекаться театром и балеринами, модно одеваться, ездить по светским салонам и балам, играть в байроническое разочарование, модную тоску, стреляться на дуэлях; кто-то надолго, как обиженный Чаадаев, отправился за границу. Эту «болезнь века», охватившую целое поколение способных, образованных, вполне передовых по своим убеждениям русских дворян, и показал Пушкин в судьбе своего главного героя.

Тем не менее, его Евгений Онегин не просто «тип», не только «характерный представитель», а самобытный, живой характер, иначе его не полюбили бы Татьяна Ларина и читатели романа. Болезнь века многое исказила в незаурядной душе и судьбе «молодого повесы». Пушкин назвал Евгения «модным тираном», «чудаком печальным и опасным», «преданным безделью» и изысканной столичной роскоши, заговорил о его «диком нраве», эгоизме и скепсисе, душевной пустоте и холоде, неспособности к «труду упорному», желчном, насмешливом характере, «резком, охлаждённом уме».

Его кумиры, образцы для подражания - «гордости поэт» Байрон и великий герой и преступник Наполеон с их высокомерным презрением к «низкой» реальности и людям обыкновенным. Поэтому Евгений нелюдим: «Людей он просто не любил». Он безоглядно тратит в северной столице восемь лет на суетных светских дам и капризных девиц и «науку страсти нежной», но отвергает сильную искреннюю любовь простой уездной барышни. Следуя дворянским предрассудкам и страшась им же презираемого общего мнения, двадцатишестилетний Онегин убивает своего юного друга, восторженного влюблённого мальчика и талантливого поэта, причём накануне его счастливой женитьбы на желанной Ольге.

То есть Пушкин беспощаден в художественной критике своего главного героя. Однако Онегин его – молодой человек, с умом трезвым и ищущим, характер живой, сложный, развивающийся, внимающий суровым урокам реальной русской жизни. Он наделён немалыми возможностями и положительными чертами. Уродливое воспитание и беспорядочная жизнь петербургского светского франта не убили хорошей, положительной натуры. За красивой байронической позой, за модными привычками столичного денди, напускными эгоизмом и разочарованностью скрываются живой независимый ум и доброе сердце, сильный характер, хорошее образование (точнее, самообразование), знание людей, «души прямое благородство». Скептический мизантроп Онегин в глубине души жаждет любви и дружбы. Иначе не полюбила бы его чуткая сердцем Татьяна:

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость и прямая честь.

И автор любит своего неидеального героя, его любовь передается читателям. Евгений благородно следует законам дворянской чести, не воспользовавшись неосторожной доверчивостью влюблённой в него прелестной девушки, которая ему к тому же нравится. Ему много дала дружба с юным поэтом Ленским, которого он искренно полюбил. Тем сильнее душевное потрясение и неизбывное чувство вины, «тоска сердечных угрызений», муки преступной совести, которые после убийства друга гонят Онегина в странствия:

Оставил он своё селенье,

Лесов и нив уединенье,

Где окровавленная тень

Ему являлась каждый день.

Герой сам вершит над собой суровый суд и этим отличается от гордого преступника Алеко из поэмы «Цыгане», осуждённого и изгнанного вольным народом. Онегин понял, что счастье ему недоступно, и попытался найти ему замену и забвение в воле и покое. Но и здесь трагически ошибся, причем замечательный нравственный урок преподала ему умудрённая жизнью и любовью к нему Татьяна, назвавшая все модные светские увлечения и красивые маски Онегина «ветошью маскарада». Его письмо к ней стало исповедью и покаянием, а отказ сильной духом Татьяны помешал Онегину совершить очередную трагическую ошибку.

Но сама сильная искренняя любовь Онегина к Татьяне, зрячее чувство зрелого, много испытавшего и пережившего мужчины, говорит о неисчерпанной жизненной силе, богатстве чувств, «буре ощущений», возможности возрождения:

Я знаю: век мой уж измерен;

Но чтоб продлилась жизнь моя,

Я утром должен быть уверен,

Что с вами днем увижусь я…

Он жаждет счастья, а не покоя и воли. Значит, всё впереди, есть надежда. Жизнь русского скитальца Онегина не кончена, в открытом финале пушкинского романа в стихах потерявший друга и любимую женщину герой стоит на пороге новой жизни, которая всё еще богата и продолжается, несмотря ни на что. Автор верит в него, и эта вера передается читателям.

О пушкинской Татьяне Лариной Достоевский, споря в своей речи с Белинским, говорил: «Это тип твёрдый, стоящий твёрдо на своей почве. Она глубже Онегина и, конечно, умнее его. Она уже одним благородным инстинктом своим предчувствует, где и в чём правда… Это тип положительной красоты, это апофеоза русской женщины». Всё так, но победительное обаяние Татьяны в том именно, что она не идеальная романтическая дева или «гений чистой красоты», а самая обычная русская девушка-дворянка, простая уездная барышня, выросшая в патриархальном семействе под присмотром крестьянки-няни. Пушкин назвал её «милым идеалом» и признавался, что «модный тиран» Онегин недостоин его скромной героини.

Сами её недостатки просты, милы (о её предшественнице Людмиле Пушкин сказал: «Мне нрав её всего дороже») и характерны, чтение чувствительных романов, гаданье о суженом, вера в приметы, крещенские страхи, вещие сны и их толкование по старинной книге Мартына Задеки, девичье любопытство и упрямство, споры с няней говорят о доверчивости, мечтательности, страстности, сильном нетерпеливом характере, нежном сердце, сложившихся жизненных принципах и идеалах, натуре цельной и глубокой, решительной, жаждущей любви. С удивительной откровенностью и смелостью пишет эта тихая деревенская девушка чужому, едва знакомому молодому мужчине, легко и быстро переходя на «ты»:

Вообрази: я здесь одна,

Никто меня не понимает…

Происходя из патриархальной русской семьи и будучи выращена крепостной няней, Татьяна избежала уродливого воспитания иностранных «мамзелей»-гувернанток и стала, по знаменитому выражению Пушкина, «русская душою, сама не зная, почему». Из персонажей пушкинского романа она ближе всех к народной среде, её простой вере и патриархальной нравственности, хотя её знаменитое письмо написано по-французски. Отсюда её любовь к родной природе (замечательно по своей поэтичности прощание Тани с родными местами) и чудный вещий сон.

Ленский сравнил молчаливую и задумчивую Татьяну с русской девушкой Светланой, героиней сказочной баллады Жуковского. А Пушкин назвал свою героиню «девчонкой нежной» и «простой девой». Онегин говорит, что письмо её написано «с такою простотой, с таким умом»:

Письмо, где сердце говорит,

Где всё наруже, всё на воле...

В милой героине романа нет ничего наносного, неискреннего, нет кокетливой позы, капризного ломанья и набора банальных фраз светской девицы на выданье. Пушкин постоянно подчёркивает, что Татьяна «любит без искусства», «любит не шутя» и что лишь её сильная жертвенная любовь смогла бы примирить Онегина и Ленского. Не случайно в её скромном девичьем облике он представляет в романе свою музу.

Этот цельный, сильный и глубокий характер русской женщины выразился в замечательных, лучших в романе сценах разговора с няней и написания письма Онегину, в самом письме, в посещении Татьяной кабинета Евгения, её прощании с родными местами, явлении на балу («так равнодушна, так смела», «покойна и вольна») и, наконец, в знаменитой сцене решительного разговора с Онегиным. С поэтической Татьяной связана лирическая стихия романа. Мы видим, как много перечувствовала, передумала, перестрадала эта простая девочка «из глуши степных селений», что она смогла пережить свою любовную драму, стала мудрой разумом и сердцем женщиной, неприступной богиней высшего света, законодательницей зал. Однако Пушкин сразу отделяет её от знаменитых светских красавиц:

Никто б не мог её прекрасной

Назвать…

Другое присуще Татьяне – красота духовная, простое душевное величие, доброта, нравственная сила и вера, надежда на лучшее, верность долгу. Она сохранила в себе лучшее от несмелой и простой Тани, помнит о прошлом, о своём сельском доме, старушке няне, встрече с Онегиным, своих «любви безумных страданиях», о столь возможном и близком счастье. Но находит в себе силы спокойно сказать любимому и любящему её человеку знаменитые слова признания и прощания:

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

Вот три главных образа «Евгения Онегина», вокруг которых строится сложная композиция романа. Говоря о них, автор становится на такую точку зрения, откуда видна вся Россия 1820-х годов. Не всё в ней идеально и хорошо, населяют её не ангелы. И в «Евгении Онегине» появляются ноты иронии и обличения.

Как уже говорилось, пушкинский роман в стихах продолжает традиции Фонвизина (на именинах Тани появляется Скотининых «чета седая») и Грибоедова (чью комедию Пушкин прочитал в Михайловском и взял из неё один из эпиграфов) и иногда изображает сельское и столичное дворянское общество и даже самого императора Александра I (десятая глава) со всей силою общественной сатиры и политического памфлета, предваряя «Мёртвые души» Гоголя и «Историю одного города» М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Однако Пушкин помнит, что из этого же неидеального, но хранящего нравственные идеалы, высокую культуру и предания русской старины дворянского общества произошли Татьяна, Онегин, Ленский, он сам, его лицейские друзья, его приятель Грибоедов, декабристы, герои 1812 года. Недаром в «московской» седьмой главе звучит хвала поэта-москвича древней столице и её гордым жителям, не склонившимся перед «нетерпеливым героем» Наполеоном и его «великой» армией. Замечательна и патриархальная семья помещиков Лариных, где неизбежные добрый юмор и комизм соединились с поэтической сельской идиллией. Хорошо сказал об авторе романа Белинский: «Он любил сословие, в котором почти исключительно выразился прогресс русского общества и к которому принадлежал сам, - и в «Онегине» он решился представить нам внутреннюю жизнь этого сословия, а вместе с ним и общество в том виде, в каком оно находилось в избранную им эпоху, т.е. в двадцатых годах…».

Так что роман в стихах «Евгений Онегин» действительно стал «энциклопедией русской жизни» в определённую эпоху её исторического развития. И в то же время это очень личная, светлая и веселая книга великого национального поэта, проникнутая любовью, лиризмом, авторской мыслью, воспоминаниями и большими надеждами. Она по-прежнему живёт, читается, ставится на сцене, звучит в музыке, волнует, помогает понять русскую душу. Не случайно Пушкин в конце второй главы романа высказал надежду, что «Евгений Онегин» останется в памяти потомков, тронет их сердца, напомнит им о его авторе:

И этот юный стих небрежный

Переживёт мой век мятежный.

Могу ль воскликнуть, о друзья:

Воздвигнул памятник и я.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Белинский В.Г. Статьи о Пушкине.
Бонди С.М. О Пушкине. Статьи и исследования. М., 1983.
Бродский Н.Л. «Евгений Онегин», роман А.С.Пушкина. М., 2004.
Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. М., 1995.
Гуковский Г.А. Пушкин и проблемы реалистического стиля. М., 1957.
Ключевский В.О. Евгений Онегин и его предки.
Лотман Ю.М. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. Л., 1983.
Маймин Е.А. Пушкин. Жизнь и творчество. М., 1981.
Набоков В.В. Комментарий к роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин». СПб., 1998.
Онегинская энциклопедия. М., 1999-2004. Т. 1-2.
Пумпянский Л.В. Классическая традиция. М., 2000.
Пушкинская энциклопедия. М., 1999.
Сахаров В.И. Русский романтизм XIX века: лирика и лирики. М., 2004.

© Vsevolod Sakharov . All rights reserved.


На главную страницу